Быстрая - Утулик 30.01-02.02.1, 20.02-23.02.14

120 февраля 2014 года закончена прокладка санно-снегоходного следа по маршруту пос. Быстрое–хр. Бешечны–р. Улун–Кутул–р. Большой Солбак–р. Утулик–тур. база «Утулик». Общая протяженность трассы 140 км. Прокладке этой трассы было посвящено несколько лет, можно с уверенность сказать что таким маршрутом снегоходы прошли в первый раз.

К сожалению мне не удалось участвовать в этих выходах по рабочим и семейным обстоятельствам, поэтому описание дается со слов руководителя маршрута Колмакова Александра Евгениевича.

 

 

 

 

30 января–2 февраля. Баянов, Колмаков, Маурер. 2 снегохода.

Коля наш снялся с похода из за командировки в Санкт-Петеррбург. Так что решающий рывок на Утулик состоится в усечённом составе. Так то нас активных штыков – всего 7 человек по всей трассе. Нас четверо, да трое к нам навстречу идут из пос. Утулик. Вот и весь улов на миллионный мегаполис.

30 января. В 7.40 выдвинулись в направлении Хамар-Дабана. Отряд наш стал ещё меньше из-за того, что в командировку отбыл Коля. Но решимости нашей это не уменьшило. Машину вновь оставили у Виктора Бабака. В 12.30 выдвинулись в горы. Задержались только на Келдырной поляне. И уже в 15.25 Андрей достиг бурятского зимовья. Этот успех так всех воодушевил, что многие заговорили о необходимости выдвигаться дальше немедленно. Но обед с возлияниями всё расставил по своим местам. Решили пораньше лечь, пораньше встать и двигаться ровно до темноты. В этот момент проверить новую схему ночёвки, придуманную Андреем: рыбацкая палатка Николая (которая очень быстро ставится) и новая газовая печка, приобретённая самим Андреем. Газовую печку испытали в ту же ночь. Трудно судить о её эффективности, поскольку мы одновременно топили печь (благо Генерал оставил за собой поленницу баснословных размеров). Проехато 40 км.

31 января. Что самое смешное, встали мы рано в 6 утра. А выехали на тропу в 8.30. Было ещё темно, рассвет мы встретили в пути. Холодно. На зимовье датчик показал ­23С. В долине Улун–Кутула было –28С. На перевале были в 10.20, а на месте 1-ой холодной ночёвки в 11.30. Это всего на 1 час позже, чем ожидаемое время выхода в случае вечернего выезда и холодной ночёвки. После того, как мы достигли конечного пункта предыдущего похода, темп продвижения, как и ожидалось, сильно упал, но не так катастрофично. За следующие 45 минут мы продвинулись на 300 м после чего наши волокуши провалились под воду. Впечатляющее зрелище, надо сказать. Пришлось волей-неволей останавливаться на обед (пельмени), который продлился до 15.30. В этот момент мы перешли на правый берег и двигались по нему довольно долго. Движение наши ускорилось до примерно 600 м в час, но всё равно было недостаточным для того, чтобы достать до зимовья даже к завтрашнему вечеру. Что расстраивало особенно сильно, так это расхождение между снимками местности из космоса и тем, что мы наблюдали в реале. На фото широкая пойма без леса, а на самом деле вся пойма заросла сплошной стеной ольхи и мелкой березы (чепыжником). «И это наш оперативный простор!» – кричал в гневе Андрей. Толя вообще высказывал мысль о том, что всё напрасно было. Таким образом Анатоль подзывает удачу. И что же? Когда уже мы начали терять надежду, впереди появилась поляна, которая в действительности оказалось старым руслом Большого Солбака. Андрей, как спаниель, встал на этот след, а мы двинулись вслед за ним вниз. Поначалу с опаской, а потом всё наглее. Где-то через километр скорость возросла до уровня, оправдывающего наличие снегоходов. Андрея было уже не остановить. Он исповедует принцип «Больше скорость – меньше ям». Причем натуральных ям с водой, которые то и дело возникали вслед за его снегоходом. Анатоль и я должны были либо засыпать эти ямы снегом и ветками вперемежку, либо обходить их берегом. Оба практически не выпускали из рук топор и лопату. Я-то хоть между этими делами просто отдыхал, а Толя ещё и рулил. Что интересно, на следующий день Андрей проскочил эти места ходом и утверждал, что никаких ям и не было. Это – лучшая похвала для строителей снежных дорог. В 19.30 мы с Толей оба провалились в пустоту, которая часто возникает подо льдом, когда вода зимой падает вниз. Волокуша провалилась в соседнюю яму. Пока мы решали эту головоломку, Андрей по рации сообщил, что он, например, на зимовье, топит печку. Таким образом, первая из задач, с которой отряд маялся уже два сезона, решена. Создана промежуточная база для движения к Байкалу. Теоретически возможно продвижение к Байкалу за три дня. А в конце зимы – и за два дня. Класс! Через час и мы с Толей прибыли на зимовье, попутно засыпав веточно-снежной смесью один овраг и две полыньи. Зимовье большое, но печь старая. А труба вообще ветхая. Впрочем, главный инженер сказал, что всё поправимо. Запас дров рядом с зимовьем просто чудовищный. И дрова-то какие – белый кедр! До воды примерно 50 м. До стрелки (слияние Большого и Среднего Солбака) 1700 м и ~ 15 минут движения. Ужин был оригинальный. В связи с усталостью мы отказались от заготовки дров (завтра напилим), принесения воды (есть пиво и 1,5 литра чая в термосе) и варки гарнира (нет воды). Стол был скромным: холодец с горчицей, квашеная капуста, пастрома, 1,5 кг жареных окорочков. Из напитков подавались пиво, перцовка, виски (шучу – водка). При таком коктейле решили чай оставить на утро. Расстояние от Бурятского зимовья до Солбакского – 27 км.

1 февраля. Вечером решили, что рано-рано утром выдвинемся на стрелку, оттуда – сначала на Утулик, а затем – на обратный курс. Но старый старичок решил, что водителям надо выспаться. Поэтому проснулись в 8.00 и не спеша занялись обустройством лагеря: принесли воду, заготовили дрова, организовали кострище. В дорогу двинулись только в 12.10. В сторону Утулика выдвинулись только в 12.30. Андрей сразу же поймал волчью яму. Но потом движение ускорилось. Все по старой схеме – впереди Чапай на белом коне, а мы сзади за конем какушки убираем. Ямку засыпаем, путик спрямляем, поперечные деревья и кусты рубим. Впрочем, наш рысак утверждает, что ничего этого ему не мешало. Оне, видимо, по воздусям летают, когда мы их не видим. Понемногу и Анатолий устаёт быть аккуратным и, доверяясь чутью, безошибочно находит маршрут в обход провалов. Короче, менее, чем через час, наш снегоход достиг устья притока Малый Солбак. Это – край карты М–48–15 и по совместительству – 2 км от Утулика. Впрочем, иноходец Маурер утверждает, что он проскакал полпути и был в 1 км от Утулика. Так что он и вторую задачу – выход на оперативный простор – считает выполненной. Я так не считаю.

 В 13.45 выдвигаемся в обратный путь со стрелки. Скорость поначалу отменная, волокуши черпают воды, но теперь мы просто выливаем её через край и двигаем дальше. Примерно в 17.00, не доезжая 100 м до первого бома, глохнет снегоход Андрея. Несколько минут проходят в панике, я нахожу площадку для палатки, и Анатоль выдаёт мене лопату для расчистки её от снега. Видя, что дело не шутейное, мотор «прочихался» (термин изменён в видах нравственности) и мы двинулись дальше. В 18.00 достигли места 1-ой холодной ночёвки. Оно богато обустроенным кострищем, водой и сухими дровами. Маурер рвётся в маршрут, но удаётся заманить его в стойло пельменями и горячим чаем. Температура, кстати, к вечеру упала до –25С. В 19.30 отряд выезжает на финишный рывок. Традиционно забуксовали на истоке Солбака, но дальше летели пулей. Остановились только за первой мореной, на болоте. Начиная с перевала все поля изрыты снегоходами из отряда А. Гердта. Перед самым началом финишного подъёма находим тело снегохода. Надо ли говорить, что он окочурился там же, где его собратья из предыдущих походов. Значит, отряд под руководством Гердта, находится на Бурятском зимовье. В 22.00 и мы уже там. Итого на обратный путь от зимовья до зимовья у нас ушло ровно 7 часов, а не 12, как уверял нас утром Анатолий. В отряде Гердта 7 снегоходов: один брошен внизу, один на озере Хелик, один не может автономно двигаться и ещё два – автономно заводиться. Потери впечатляют. Но Алексею, чей дед воевал под Сталинградом с той стороны, не привыкать. Принимаем решение переночевать втроём на Бабаковском зимовье и в 11.00 часов вернуться на спасательные работы. Так и сделали. Проблема в том, что Гердт привез с собой виски. Поэтому обратная траектория нашего движения получилась, мягко говоря, нелинейной. Спать легли ~ в 2 часа ночи. За день преодолели 46 км. (Снегоход Маурера на 2 км больше).

2 февраля. Отменная ночь в зимовье Бабаков. Легли спать в 2 ночи, проснулись в 9 утра. В 11 на Бурятском зимовье. Там ещё никто и не чесался. Поели вчерашнего борща и вчетвером (с хозяином умершего снегохода П.Романовым) отправились за железным телом. Сцепили два «Бомбардира» в связку и к 12 часам вытащили снегоход к зимовью. Там ещё только завтрак оканчивали. Так что, если красноармеец А. Крюков кому-то будет рассказывать, что он участвовал в спасательной операции, то вы ему не верьте. В дальнейшем Андрей, как нянька, собрал всех увечных и потащил их за собой до самого карьера. Мы с Толей везли волокуши, набитые личными вещами участников гердтовского отряда. А все остальные участники катались по горам, по долам в своё удовольствие. Ну, я эту картину всеобщего братства с 1992 года наблюдаю, с первой встречи. По указанным причинам нам не удалось закончить поход триумфальным возвращением в город засветло. Более того, мы вообще последними из всего отряда уезжали. И никто не поинтересовался – как там у нас дела. Как, однако же, крепок мамайский дух!

Призовые очки, которые, как я надеялся, будут получены Толей и Андреем за досрочное возвращение домой, сгорели. Бюджет похода вновь был очень скромным – 2.870 рублей на брата. Так что нам удалось переплюнуть наше достижение трехнедельной давности.

Результаты. Мы достигли важной промежуточной задачи – нашли зимовье на Среднем Солбаке. Теперь у нас есть возможность сквозного движения мимо Бурятского зимовья к устью Большого Солбака. Кроме того, мы находимся в одном шажочке от выхода на оперативный простор (река Утулик).

P.S. Для воскрешения снегохода Павлу Романову понадобилось 55.000 (пятьдесят пять тысяч) рублей.

 20–23 февраля. Баянов, Колмаков, Маурер. 2 снегохода.

У этого похода такая предыстория. Построить 140-километровый маршрут силами одной бригады практически невозможно. Слишком тяжело строить санный путь по долине Улун–Кутула и Большого Солбака с одной стороны и по низовьям Утулика – с другой. На наше счастье в поселке Утулик базируется бригада наших единомышленников, которые рубятся по Утулику вверх по течению. В прошлом году они уже выходили на оперативный простор, но мы их поддержать не смогли. В этом году мы их опередили из-за того, что погодные условия (мягкая зима) долгое время не позволяли им начать строительства пути по Утулику. Поэтому уже 2 февраля мы им сообщили об успехах и попросили поддержать огнем и маневром. Тут очень кстати привалил Сибирский антициклон с 30-градусными морозами. Мужики навалились и к Сретенью вышли на оперативный простор. Поэтому план похода обрисовался довольно четко. В первый же день обе бригады выдвигаются на встречных курсах и соединяются на зимовье Солбак. Нам надо пройти 65 км по сильно пересеченной местности (перепад высот более 1100 м), ребятам – 75 км при наборе высоты около 600 м. 21 февраля они возвращаются в Утулик (у них по выходным самая работа). А мы 21-го и 22-го днем решаем тактические задачи и к вечеру (к биатлонной эстафете мужиков) пребываем на базу «Утулик». Хоккейный финал смотрим 23-го февраля в Иркутске.

Коля опять с маршрута снялся, но теперь уже по уважительной причине. Буквально на днях он открывает салон по продаже так любимых нами снежных танков T–V и T–VI. Без них в Хамар-Дабане делать нечего.

20 февраля. Выезд из Иркутска у нас отрепетирован до автоматизма. Толя к Андрею, затем оба ко мне за провиантом, потом заправка на Крайснефти, дорога, завтрак в Култуке, дорога, дом Виктора Бабака в Быстрой, упаковка вещей. В путь. В этот раз на все мероприятия ушло 4 часа 30 минут. Выехали в маршрут в 11.40. Путь до Бурятского зимовья занимает у нас теперь не более 3-х часов, даже если мы в пути греемся. А когда-то шли 3 дня. Теперь мы здесь в 15.00. Нас ждет сюрприз. Андрей оставлял на зимовье 3 канистры бензина, а теперь их только 2. Видимо, три недели назад кто-то из красноармейцев попользовался и не предупредил. В 16.30, пообедав и прихватив с собой запас харчей (накопились с предыдущих заездов) и бензин, выезжаем в направлении Солбака. Сразу же начинаются проблемы. Много времени занимает прохождение поперечных наледей, которые во множестве наросли в долине Улун–Кутула. Затем перед второй мореной у саней отлетает серьга. Тут даже Андрей лобик наморщил. Проблема, в конце концов, была решена, но потеря времени из-за ремонта и снижения скорости хода была существенной. Скорость движения по Солбаку была хорошей, поскольку все провалы затянуло, а по наледям мы ехали безбоязненно. И все-таки, когда мы уже в темноте в 21.00 выскочили на устье Среднего Солбака, обнаружилось, что Утуликская бригада здесь уже была и, не дойдя до зимовья ~ 300 м, повернула обратно на Утулик. Из записки следовало, что мы разминулись на 1 час 15 минут. Видимо, ждали нас до глубоких сумерек. Сообщили, что ночевать они будут на зимовье «масловаров». Поскольку мы не имели представления о том, где оное зимовье находится, постольку поехали на своё, солбакское. Благо главный инженер прикупил новую трубу, и мы водрузили её на место старой. Тяга стала такой, что выносило полную закладку кедровых дров за час. Теперь и печь менять надо, старая так долго не сдюжит. Одни расходы, словом. Поужинали по старой схеме, без чая и гарнира, зато с пивом и жареными пельменями. Класс.

21 февраля. Ночью мы с Андреем проснулись и болтали ерундой до ~ 6.30. Поэтому окончательно проснулись только около 10. Толик всю сонную опцию выбрал без перерывов на болтовню. Как самый бодрый среди нас, сходил за водой. Сварили мы гречку с сардельками, поели торт–медовик и отправились в дорогу только в 12.40. Трасса – блеск. Заключительные 5 км до Утулика Солбак течёт в ущелье, справа и слева разноцветные ледяные натёки. Живописное устье Малого Солбака. Появляются лыжные следы. В 13.10 мы уже на Утулике. Долина широченная, лед ровный, трасса проложена размашисто, независимо от лыжни. В 2 км ниже устья Большого Солбака напротив Корниловского ручья, на правом берегу Утулика расположено зимовье Корниловское. Здесь и ночевали наши подельники, непонятно только почему они его обозвали по–другому. Как следовало из очередной записки они уехали с зимовья раньше нас на те же 1 час 15 минут, что и вчера. Мы же двинулись дальше, и спустя 11 км нашли на левом берегу легендарное зимовье Долгушина. Навес, прекрасная баня и явно несоответствующее этим постройкам корявое, но крепкое зимовье. Как после выяснилось, это зимовье старое, новое сгорело, не простояв и года. Все заботы и труды этого и прошлого сезона как–то сразу навалились на меня, и принял я решение устроить здесь полуднёвку с баней. А то мы всё работаем и работаем, пашем, вкалываем для глубокой ночи, не высыпаемся. Что мы, человеческого отдыха не заслужили? Сказано – сделано. Сварили пельмени, и разъехались по делам: Толя воду добывать, Андрей – за дровами, а я – топить баню и печку в зимовье. С зимовьем была проблема: десятилетиями там курили только «Приму» и «Луч», поэтому оно приобрело специфический запах. Пришлось вынести все хозяйские вещи, крепко протопить дом и выкурить сигару. Разложили всюду шкуру грейпфрута (он у нас вместо огуречного рассола). Помогло. Помылись чудно, ребята даже в снегу купались. На ужин щи, холодец, торт «Медовик». Подавались напитки. Славно время провели.

22 февраля. Опять не получился ранний выезд. Хотя на завтраке время сэкономили и согрели вчерашние щи. Двинулись вниз по Утулику и уже через 5 км подошли к стрелке Утулика и Шубутуя. Задача, которую мы ставили на сезон – пробить сквозную трассу от посёлка Быстрое до посёлка Утулик – фактически уже решена. Поэтому на вчерашнем совещании было решено начать выполнение следующего звена нашего плана по освоению Хамар–Дабана. Итак, в 12 пополудни мы повернули в устье Шубутуя. Спустя 300 м отцепили сани и, захватив с собой только обед, двинулись по направлению к Зубкогану, левому притоку Шубутуя. По слухам там находится удивительное зимовье, поставленное работниками метеостанции Андреем и Евгением. Шубутуй река крупная, а главное – очень влажная. В одном месте Андрей рассекал, как на глиссере, по полуметровому слою снега и воды. Со стороны впечатляет. Долгое время мы придерживались лыжни, потом поехали руслом, но изгибы реки и открытые участки воды отбросили нас обратно на лыжню. Где-то через 10 км от Утулика тропа ушла в лес, и нам хватило ума последовать за ней. Ещё через 2 км мы нашли старое зимовье, на котором и отобедали яичницей, жареной картошкой и ветчиной. Ещё через 0,5 км расположено новое зимовье. В 17.40 мы поворачиваем обратно и спустя два часа, уже в сумерках, возвращаемся на Утулик. Отсюда до базы ~ 50 км. Вперед!

Прямо скажем, трасса, построенная бригадой из поселка Утулик по одноимённой реке, впечатляет. Размашистая, ровная, без бугров и наклонов, все камни обойдены. Где надо сделаны эстакады, а в двух местах даже подвешены мосты анжинерной работы. Надо ли говорить, что оба аса зажигали. Жалко только, что дело было ночью и невозможно было обсмотреть природные достопримечательности. Сделали остановку только на зимовье Пушкарева. Хозяин напоил нас чаем и покормил маринадом. Я отогрел ногу, которой провалился в Шубутуй. На выезде Анатолий опозорил отряд – не смог развернуться (не вписался в радиус), поехал через бурелом, повис на ветвях, стал взывать о помощи. Несмотря на эти приключения, мы прибыли на базу «Утулик» ещё до начала мужицкой биатлонной эстафеты (то есть до 23.00). Нас ждали Женя и Андрей. Только они (да ещё отсутствовавшие Олег и наш Коля) могли в полной мере разделить нашу радость, понять какое дело мы вместе провернули. Сводили нас в душ, накрыли дивный стол. Откуда-то возник Джек Дэниелс. Да ещё биатлонисты выиграли золото. Бывают же такие дни в жизни человека!

23 февраля. Ну, что-то вроде «первый день без войны». Умиротворение и опустошенность. Старые грандиозные задачи выполнены, новые только маячат на горизонте. Все понимают, что закрытие сезона не за горами и нам удастся выбраться в горы в лучшем случае 1-2 раза. Семьи уже изрядно стосковались по ребятам. Грустно нам весной, как обычным людям осенью.

Из достопримечательностей этого выезда запомнилось всё, потому что впервые за долгие годы мы с Анатолием не керосинили, проявляя солидарность с Андреем, который в нашем отряде выполняет обязанности вечного шофера. Бюджет похода составил 2900 рублей на человека.

Результаты похода. Мы выполнили маршрут.

 

Галерея

 

Нужна консультация?

Оставьте заявку, наш консультант свяжется
с вами в ближайшее время.